andreistp (andreistp) wrote,
andreistp
andreistp

Categories:

Письмо Хуго Шмайсера производителям автомата "Калашникова" о мошенничестве



В 1947 году Хуго Шмайсер, немецкий оружейный конструктор, написал письмо производителям автомата Калашникова уличая их в мошенничестве.

Версия о том что визитная карточка русского (советского) стрелкового оружия АК или автомат Калашникова является украденной идеей одной из моделей немецкого конструктора Хуго Шмайсера появилась почти 60 лет назад с момента «презентации» АК мировой общественности в ходе подавления венгерского антикоммунистического восстания в Будапеште в 1956 году. По сути СССР обвиняли в мошенничестве.

По этому вопросу было сломано немало копий. Будучи ижевцем и человеком горячо любящим историю своего родного города, ставшего родиной «АК», провозглашённом в 2007г. Президентом Путиным «Оружейной столицей России», оказавшись в Германии я не мог не посетить город Зуль в Тюрингии, в котором жил и работал Хуго Шмайсер, и из которого он в добровольно-принудительном порядке был вывезен на работы в Ижевск где и был работал на славу русской оружейной столицы с 1946 по 1952г.

В немецком Зуле мне попался на глаза документ, никогда ранее не публиковавшийся в России, хотя интересуясь вопросом, документы по нему, опубликованные когда либо, мне были известны.

Оказывается ещё в 1947г. Х. Шмайсер написал письмо директору ижевского номерного завода предъявляя претензии в нечистоплотности и невыполнении обязательств взятых на себя советской стороной при привлечении Х. Шмайсера к работам в Ижевске.

Прежде чем перейти к самому документу скажу заранее что напишу я не только о нём, но и проведу некоторые параллели, (тем более что их очень много), между судьбами города немецких и города русских оружейников и сделаю некоторые мировоззренческие выводы, выходящие за рамки анализа архивного документа, и собственно оружейно-конструкторской тематики.




Теперь о самом письме – по существу суть его в том что Хуго Шмайсер пишет руководству ижевского предприятья о том что при привлечении его на работу в СССР ему была обещана зарплата в 5.000 рублей, однако условия договора советской стороной не выполнены и в первые же два месяца его работы в Ижевске ему заплатили только по 3.500 в месяц, а в дальнейшем снизили эту зарплату до 2.500 (то есть в два раза в сравнении с первоначально оговоренной). На этом основании Х. Шмайсер просит вернуть его обратно в Германию, где у него неизлечимо больной сын и больная жена, желание помочь которым только и заставили его отправиться в СССР.

Реакции на обращение Х. Шмайсера не последовало. Доверчивость некоему майору советской госбезопасности, вербовавшего Х. Шмайсера на работу в Ижевск, дорого обошлось последнему. Более того в ижевских архивах сохранились данные после этого на Х. Шмайсера гаденькие характеристики, где его «уличают» в «капиталистической психологии» и в том что он не имеет инженерного диплома, а посему не может быть эффективно использоваться. И это не смотря на то что в течении нескольких десятилетий он был автором оружейных конструкций использовавшихся в сильнейшей армии Европы.

После этого Х. Шмайсер относился к работе в Ижевске с подчёркнутой прохладцей, и по сути его пребывание в Ижевске с 1947 по 1952 годы стала первой «итальянской забастовкой» в Ижевске. При таком пренебрежительном на бумагах отношении к конструктору, советскому ВПК в Ижевске ничего не помешало использовать 10.000 листов технической документации и оборудование вывезенные с его предприятия в Ижевск.



Кроме самого Х. Шмайсера в Ижевске работало ещё полтора десятка его коллег из Зуля и других городов Восточной Германии, некоторые из которых были людьми с именем в оружейном мире. О быте этих людей достаточно хорошо свидетельствуют несколько фотографий той поры. Это были высокооплачиваемые специалисты, жившие в самом центре Ижевска в весьма комфортных условиях. Для их размещения был расселён целый дом по адресу ул. Красная 133, рядом с кафедральным Собором Александра Невского, превращённого в ту пору в кинотеатр «Колосс». Выселение из этого дома семей советской номенклатуры, ради расселения бывших «фашистов» вызвало настоящий шок и когнитивный диссонанс в ижевском послевоенном обществе победителей. Справедливости ради стоит отметить что силами немецких военнопленных в ту пору в Ижевске были отстроены целые городские микрорайоны, в частности «Соцгород», «Посёлок Машиностроителей», «Городок Металлургов».


Напротив дома немецких специалистов находилась «стекляшка» центрального ижевского продуктового Гастронома №1, что в дальнейшем привело к целому городскому анекдоту, о том как молодой сержант Калашников, бегал через дорогу за «Жигулёвским», для маститого немецкого инженера Хуго Шмайсера.


Тема работы Хуго Шмайсера в Ижевске, долго оставалась под запретом и грифом «секретно». Открыта она была только в начале 90-х. Однако даже тогда её комментаторы, уже после падения коммунистического режима в СССР, воспроизводили всю околесицу из советских характеристик на Х. Шмайсера. Смаковали и отсутствие инженерного диплома, а за членство в НСДАП называли приспособленцем и чуть ли не военным преступником.

Читать этот примитив неприятно. И налицо здесь двойные стандарты. Подчёркивающие эти «изъяны» в характеристике Шмайсера, сами не понимают что они тем самым описывают ровно такие же «изъяны» в характеристике советского фаворита М.Т. Калашникова. Как известно, М.Т. Калашников на момент запуска в производство АК-47 так же не имел не то что инженерного, а вообще никакого высшего образования, и даже паровоз до призыва на фронт видел всего один только раз – в момент депортации его раскулаченной семьи с Алтайского края в Тюменскую область.

Что же касается «приспособленческой» партийности, то будь Х. Шмайсер приспособленцем, он вполне мог бы вступить в воссозданную по приказу советской оккупационной организации Коммунистическую партию Германии, ведь смог же член КПСС М.Т. Калашников, вступить в «Единую Россию»…

Глупо смешивать инженерную мысль и партийную принадлежность. И здесь дело даже не в том, что КПСС и «ЕР» даже каждая в отдельности нанесли русскому народу бОльший невосполнимый урон чем НСДАП. Как справедливо отмечал сам М.Т. Калашников – «Конструктор-оружейник создаёт оружие для защиты солдата, а не для решения идеологических задач».


По иронии судьбы АК-47 ещё и выпускался на заводе Хуго Шмайсера в 70-80-е в ГДР по лицензии СССР вот с таким вот немецким обозначением этой модели (Фото из музея в Зуле)






Что касается самого спора об авторстве АК-47, думаю что название «Автомат Калашникова» вполне красивое, и уже вошло в историю. Некоторые мифы нет необходимости разрушать, хотя целая новая оружейная система чисто технологически не может иметь одного автора, и над ней работали если не сотни, то минимум десятки инженеров. Разделяю мнение ставшее сейчас практически общим – вероятнее всего М.Т. Калашников был автором главной революционной идеи автомата – газовозвратного механизма (и уже здесь чтобы её технически воплотить потребовалась работа многих специалистов), а вот применение холодной штамповки в производстве ствольной коробки, явно приехало в Ижевск из Зуля вместе с Х. Шмайсером и технической документацией его завода, где эта технология уже применялась ещё при производстве MP-43 визуально похожего на АК-47.

Ещё будучи Депутатом Ижевской Городской Думы неоднократно заявлял что работа немецких специалистов в Ижевске в 1946-52 годах вполне достойна мемориальной доски на доме по ул. Красная 133. Это только подчеркнёт то что Ижевск является не только «столицей русского оружия», но является мировым оружейным центром, в котором умеют использовать все преимущества международной инженерной и интеллектуальной кооперации.

Но это не делается только из соображений ложно понимаемого «престижа». Точно так же как в Ижевске никак не увековечена память и о первооснователях ижевского оружейного производства – восьмидесяти восьми немецких немецких мастеров привезённых в Ижевск ещё в 1807 году основателем Ижевского Оружейного А.Ф. Дерябиным. Уже тогда в Ижевск прибыли несколько мастеров из Зуля в числе мастеров из других немецких городов. И даже главный мастер Карл Попе отправился в путь в Российскую Империю именно из Зуля. Мы должны гордиться взаимообогащающим влиянием культур и инженерных школ, а не стыдиться её. России часто приходилось оказываться в роли догоняющей, но это говорит не о неполноценности её народа, а то что оставаясь открытой она всегда справлялась с решением этой задачи.

Вместо цивилизованного подхода у нас царит «совковость», и даже Тильзит, в котором был заключён «Тильзитский мир» давший толчок к основанию Ижевского оружейного, сейчас носит имя Советск. Такой вот «Советский мир между Наполеоном и Александром»…

И если Ижевск совсем недавно отмечал 200-летие своего оружейного производства, то его история в Зуле как минимум втрое старше. Поэтому и музей оружия в Зуле, сам расположенный в старинном кривом фахтвековом здании не уступает по богатству экспонатам в Ижевских музеях, а так же имеет экспозиции из более ранних оружейных эпох. При этом техническое оснащение немецких музеев даёт им большую фору перед российскими.


Автомат Калашникова в Музее Зуля


МР-43 в музее Зуля


Пулемёт времён Первой Мировой


Автомат МР-18, времён Первой Мировой. Самая массовая модель Х. Шмайсера

И как оказалось не только Х. Шмайсер связывает русский Ижевск и немецкий Зуль. И там и там – и биатлон, и оружейное производство, и мотоциклетное производство, и автомобильное производство, и имперская история, и советское прошлое, и постсоветский упадок с очень похожими процессами социально-экономического упадка. Почти всё то что имеется в Ижевске, имеется и в Зуле, и это при том что население города всего 50.000 человек. Почти столько же сколько было в Ижевске до революции. Кто то назвал Ижевск «надорванным пупком империи» имея ввиду события антибольшевицкого Ижевско-воткинского восстания. Глядя на Зуль мы видим каким мог бы быть Ижевск без коммунистического эксперимента.

Зуль (Suhl) — город земли Тюрингия. Расположен на юге Тюрингенского Леса и окружен горами высотой 600—980 м. В горах есть залежи железных и медных руд, малахита, шпата и др.

В 1952 г. Зуль становится окружным центром ГДР. С 1994 по 2004 г. в поссоветский период население Зуля как и в Ижевске неуклонно сокращалось. Городом-побратимом Зуля в России является не Ижевск (с его немыслимыми венесуэльскими и венгерскими побратимами) а Калуга.

Оказался я здесь на русское рождество 2014 года, перед самой Олимпиадой в Сочи, посещая этап Кубка Мира по биатлону в Оберхофе. Сказывалось «глобальное потепление», и если в феврале в российском Сочи был снег, то на традиционно заснеженных горах Тюрингии он отсутствовал и был только искусственным на биатлонной трассе.

Оберхоф – деревушка в 6 км. от Зуля – там располагался центр олимпийской подготовки сборной ГДР. И если знаменитые биатлонные соревнований «Ижевская Винтовка» утратили всякое значение, а биатлонный центр России уехал оттуда где оружие, туда где газ – из Ижевска в Ханты-Мансийск, то Оберхоф и Зуль, заоборот стали тем местом где проводятся Чемпионаты Мира и этапы Кубка мира по биатлону. Баварские Рупольдинген и Гармиш-Партенкирхен не раздавили Оберхоф, а все вместе поднялись на новый уровень.

Рядом с оружейным музеем Зуля расположен мотоциклетный музей. Ещё одна параллель с Ижевском. Не знаю вывезли ли что-то из Зуля в Ижевск для мотопроизводства во времена советской оккупации, но по крайней мере один двигатель по лицензии из Зуля в Ижевске производился, хотя уже и в эпоху постсоветского упадка мотопроизводства и там и там.
Simson — бывшая немецкая компания, производившая оружие, автомобили, мотоциклы и мопеды. Во времена Третьего Рейха завод был отнят у еврейской семьи Симсон, был переименован несколько раз при власти нацистов и коммунистов. Название «Симсон» было вновь введено в качестве торговой марки в ГДР.

В 1983 году компания продала лицензию на двигатели «Simson M531/541 KG-40 в Ригу и Львов. Также после закрытия производства лицензия была продана заводу «Молот» в Вятских Полянах, и Ижевск где этот двигатель устанавливался на «Иж Корнет».

Изначально завод выпускал ружейные шомпола и штыки. С 1871 года Гершель Симсон стал выпускать велосипеды. С 1880 года стали делать охотничьи ружья, получившие мировую славу. С 1907 по 1934 годы фирма стала выпускать и автомобили, в том числе и гоночные.

В 1934 году хозяина фирмы Артура Симсона арестовали нацисты и посадили его в тюрьму, он смог освободиться, отписав им свой завод, а сам перебрался в Америку. (По сути такая же техника отжима бизнеса была потом применена в РФ к хозяину НТВ Гусинскому и хозяину Юкоса Ходорковскому.) С этого момента евреи к фирме уже прямого отношения не имели. После Второй мировой войны фирменную марку Simson сохранили. С 1953 года на ней стали выпускать мотоциклы Simson AWO-425. AWО-425 (АВО-425, Simson-425) — мотоцикл, производившийся на бывшем оружейном заводе «Simson» в немецком г. Зуле. С 1950 по 1952 гг. мотоцикл поступал в Советский Союз в счёт репараций. Обозначение «АВО» — сокращение от «Автовело». Модель мокика Schwalbe KR51/1 за свои ходовые характеристики и неповторимый дизайн, до сих пор в Германии считается культовой, по популярности не уступая даже итальянской «Веспе».

Последние мокики марки Simson были изготовлены в конце 2002 года, а с 1 февраля 2003 года фирма «Simson» была объявлена банкротом и прекратила своё существование. Примерно в это же время и ижевское мотопроизводство было продано китайцам.

Как и Ижевск, Зуль производил и автомобили. После разделения Германии на ФРГ и ГДР в Восточной Германии остались два завода БМВ, вскоре фирма сменила название на EMW и синие сектора на эмблеме стали красными.

Остаётся только удивляться, как 50-тысячный город имеет такое многообразие различных производств, сопоставимое с 600-тысячным Ижевском. Ответ прост – бурное развитие частной промышленной инициативы на рубеже 19-20-го веков. В этом отношении это тоже очень походит на Ижевск того периода – в период когда казёный Ижевский Оружейный передавался в аренду, и моментально частная инициатива дала начало ещё множеству предприятий.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 48 comments