andreistp (andreistp) wrote,
andreistp
andreistp

Рада поддержит введение военного положения

При введении военного положения в зоне АТО решается очень много вопросов организационного характера. Вспомните, что творилось в одном из прифронтовых городов, когда толпа местных жителей вдруг решила, что вернулась весна 2014 года и начала блокировать передвижение украинских войск. При военном положении мы можем не оглядываться на права человека, на прочие вещи, и можно действовать достаточно жестко для того, чтобы эти попытки пресекать на корню.

В данной ситуации имеет смысл вводить военное положение только на отдельной территории, то есть на территории проведения АТО. Дело в том, что у нас очень много патриотически настроенных граждан, которые кричат о том что нужно в стране вводить военное положение, но очень мало кто из них понимает, что оно представляет на бытовом уровне. Военное положение – это значит, что будет, например, трудовая повинность для мирного населения, которое не подлежит мобилизации. Придут к бизнесмену и скажут: давай бери лопату и иди рыть окопы. Кроме того, вводится комендантский час. Также возможно изъятие личного транспорта граждан. То же самое касается поселения военнослужащих в личное жилье граждан: например, приходят к вам, и говорят – с этого дня у вас будет жить десять мобилизованных.

Эти люди, которые кричат о введение военного положения, не понимают, что это для каждого из них может означать. Поэтому, я бы посоветовал очень осторожно к этому относиться. Но что касается введения военного положения на прифронтовой территории, то рассмотрение этого вопроса вполне возможно.

У нас главой СНБО является верховный главнокомандующий, то есть президент, а Турчинов – секретарь СНБО. Но, как я понимаю, его заявление не голословное, и этот вопрос рассматривается на высшем уровне. Но насколько это будет практически реализовано, я сказать не могу. Вопрос экстренного созыва заседания Верховной Рады может стать очень большой проблемой, потому что часть наших депутатов, я в этом убежден на 300%, далеко за пределами Украины и в их планы не входит срочное возвращение в Киев и голосование за какие-либо решения.

В чем политическая проблема? Во-первых, если мы вводим военное положение, то нам нужно конкретизировать, кто противник. У нас на счет этого есть законодательные решения, но, тем не менее, мы не запустили международный механизм, чтобы признать Россию страной-агрессором.

Есть постановление Верховной рады, но на международном уровне оно не имеет большого веса. Мы так и не приняли решения о признание так называемых “ДНР” и “ЛНР” террористическими организациями, потому что в Украине отсутствует механизм признания организаций террористическими, и мы можем признавать террористами только отдельных граждан.

Кроме того, если мы скажем, что находимся в состоянии войны с РФ, то Путин может просто сказать – что это Украина объявила войну. То есть, мы им, а не они нам. Это все политические моменты.

Есть экономические моменты. Сегодня очень большая проблема с инвестициями, то есть если идет какой-то положительный рост по инвестированию в регионы, то не в промышленные, а в западные регионы страны, потому что там относительно стабильно. Для западных инвесторов та же Харьковская область, Днепропетровская, Запорожская – все, что ближе к Донбассу, – считается территорией небезопасной для иностранных граждан, тем более для бизнеса и для инвестиций.

Если мы сейчас введем военное положение, то это еще больше ударит по экономическим показателям. То есть плюсы, есть минусы, взвесить которые и принять правильное решение – задача руководства СНБО.

Если Украина введет военное положение, то Россия сразу же будет кричать о том, что Украина срывает Минские договоренности. Впрочем, я уже давно говорил, что Минский процесс – это игра в прятки с самими собой, толку от него нет. Это ясно уже второй год, но мы почему-то продолжаем за Минский процесс цепляться.

Понятно, что это делается под давлением Запада, которому все равно, на каких условиях прекратится борьба на Донбассе: за счет интересов Украины, или не за счет. Для них главное, чтобы перестали стрелять, чтобы исчезла точка конфликта в горячей фазе. Так что все здесь (возможность ведения военного положения) зависит од политической воли власти.

Тымчук
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments