andreistp (andreistp) wrote,
andreistp
andreistp

Categories:

Почему Украина победит в российско-украинской войне

C5mU5LXXEAAbX2y
Информационное сопровождение агрессии – основной элемент необъявленной войны и это прочувствовала на себе не только Украина, но Европа, Штаты и многие другие. Поэтому все активно занялись разработкой средств противодействия российским средствам дезинформации, которые наводнили многие страны мира. Ясно, что наши инструменты должны быть самыми острыми и мощными, ибо мы находимся уже в состоянии горячей войны с Россией и потому – должны давать самый жесткий и решительный отпор противнику.

Нельзя не заметить, что Украина, как государство и как общество, претерпела существенные изменения в самый короткий исторический срок. Собственно говоря, за годы независимости наша государственность оценивалась по кулинарным стандартам: ни рыба, ни мясо. Мы ушли в иллюзию странного нейтралитета и какой-то непонятной «дружбы» с Россией, которая у нас на глазах точила нож для нашей же глотки, а мы даже помогали ей в этом нужном деле. Так что государство плыло по течению «внеблоковости», а общество настолько потеряло ориентиры, что уже с трудом идентифицировало себя как украинцев.

И вот прошло три года, за которые мы прошли невероятный путь. Да, еще много осталось аморфных и безразличных сограждан, а часть из них – осталась частью уже протухшего совка. Тем не менее, в любом обществе основной тренд задают 10-20% активной части населения и его настроения определяют направление движения всей массы народа. Так вот, эта лидирующая часть оказалась настолько заведенной, что последствия этого будут ощущаться десятилетиями.

В принципе, украинцы были довольно инертны и миролюбивы. Даже воюя, и хорошо воюя, в составе российской или автро-венгерской армии, а то и в армии османской империи, сами никогда не инициировали войн и конфликтов, избегая кровопролития до самой последней возможности.

Путин и его поклонники сделали с нами то, чего мало кто мог сделать. Три года зря не прошли. Украинцы серьёзно взялись за оружие. А все, за что они берутся, становится очень серьезным и умелым инструментом. Мы хорошо строим, хорошо выращиваем хлеб, но и воюем мы тоже хорошо, только все время – за кого-то, а вот теперь – за себя. Так вот, Путин разбудил умелого, сильного, умного и кровожадного хищника.

ukraina-pobedit

Россия оказывала жесткое информационное давление, почти не встречая отпора, а теперь – получит не только отпор, но и будет получать ответные удары.

Между прочим, указ о защите информационного пространства совпал с выпуском офицеров и сержантов из соответствующих училищ. Наиболее интересен – выпуск сержантов. Здесь за образец взяты стандарты армии США, где статус сержанта неимоверно высок и совершенно несравним со статусом сержанта в совковой армии. Национальная академия сухопутных войск произвела выпуск профессиональных сержантов, которые усилят и без того набирающую обороты армию. Украина больше никогда не будет иметь жалкого подобия армии.

Уже сейчас фактически свершилось то, чего просто невозможно представить. Практически вся армия, и уж точно – вся действующая армия укомплектована на профессиональной основе. Мы имеем контрактную армию, с очень серьезным, обстрелянным резервом. Войска, стоящие в тылу, пополняются выпускниками учебных заведений как Украины, так и прошедшими подготовку за рубежом военными специалистами. Сами подразделения не вылазят с полигонов и учений. Армия уже начинает играть мышцами, а ее ударная составляющая – рвется в бой. Те, кто пока стоит с той стороны разграничения, еще не видели этих войск, но обязательно увидят. И тогда им следует смотреть очень внимательно, ибо такой войны, к которой они привыкли – не будет, и надо будет успеть заметить хоть что-то перед тем, как смотреть уже будет нечем.

Вот эта куча клоунов, которые называют себя «армейскими корпусами» уйдут на фарш так быстро, что многие даже не успеют застрелиться. Но это еще не все. Попочленцам следует знать, что наступления ВСУ ждет столько людей, что они себе этого даже не представляют. Причем, эти люди ждут не просто освобождения от оккупации, но сигнала к тому, чтобы отплатить за все то, что оккупант у них отнял за это время. Многие наши, находящиеся в оккупации, уже готовы к «ночи длинных ножей». Так что, когда начнется наступление, прятаться будет негде. Местные жители уже знают, кого пустят в расход еще до того, как наши войска полностью восстановят контроль над их местностью. Люди уже запаслись всем необходимым и ждут.

Да, мы милитаризировались и милитаризируемся дальше. Причем, делаем мы это не абстрактно. Мы знаем, кто наш враг и большей части нас не нужны пленные оккупанты. Насколько мы изменились за эти три года они скоро узнают. Мы такими не хотели быть, но уже стали и этого ничего не изменит, кроме смерти последнего оккупанта.

ukraina-protiv-rossii

Мы часто слышим формулу о том, что проблема Лугандона не имеет военного решения и наверняка – понимаем почему это говорится. Основа этого утверждения базируется на том, что если не военной силой решать вопрос оккупации, то остаются переговоры. Но как мы видели выше, этот вариант может работать в любой другой ситуации, но не в нашей. Россия никогда не выполняет договоренностей, а после того, как она их нарушает, выдвигает различные теории оправдания. Те, кто в это вникает – заведомо теряет время, деньги и жизни. Это проверено опытным путем.

Граждане, которые считают, что с Россией можно договориться, должны учитывать один объективный момент. Она будет выполнять обещания только на грани краха и то – временно, пока не наберется сил, а потом- нарушит их, не моргнув глазом. Поляки, Литовцы, Латыши, Эстонцы и Финны легко это подтвердят на собственном опыте. С Россией можно договариваться в тот момент, когда она балансирует над пропастью и то лишь для того, чтобы удобнее врезать ей пендаль для быстрейшего полета в пропасть. Все остальные варианты – не имеют смысла.

О чем мы можем договариваться с Россией, если каждый из таких договоров заканчивался для Украины трагедией? Достаточно вспомнить то, о чем договорился с московитами Богдан Хмельницкий, и что из этого получилось. Если этого недостаточно, то вспоминаем кучи бумажек, подписанных Украиной с большевиками и чем это обернулось.

Говорят, что один раз это – случайность, два – совпадение, а три – закономерность. Так вот, в 1991 году был подписан документ, по которому Россия обязалась соблюдать и уважать суверенитет Украины. А по будапештскому меморандуму Россия обязалась даже гарантировать нашу территориальную целостность, что это нам принесло – видим прямо сейчас. Поэтому любая договоренность с Россией – ничтожна с момента ее подписания, ибо Россия всю свою историю демонстрирует стабильную невменяемость и не договороспособность. Это есть одно из ее главных особенностей и черт. Поэтому договариваться с Россией о чем угодно и ожидать, что она будет выполнять взятые на себя обязательства, может либо совершенно глупый деятель, либо тот, кто именно переговорами тянет время для того, чтобы решить вопрос более действенными средствами.

Таким образом, мы считаем, что вопрос Лугандона и Крыма не имел, не имеет и не может иметь не военного решения. Небольшая возможность могла бы появиться, если бы Россия летом-осенью 2014 года уже выскочила на мель и начала бы трещать. Вот тогда бы ей стало не до оккупированных территорий и можно было все решить почти без крупных баталий. Для этого нужно было просто вырезать и выстрелять шушеру типа Гиркиных, Бесов и прочих Ходаковских, а дальше все решилось бы в рабочем порядке. Сейчас ситуация гораздо более сложная. Уже слишком много деятелей с той стороны вмазались в кровь, которая не прощается. Им уже трудно претендовать даже на пожизненный срок, и они подлежат ликвидации. Надо смотреть правде в глаза и понимать, что многие наши военные имеют свой личный счет и остановить их не сможет никто и ничто. Мало того, на той стороне осталось достаточно много патриотов, которые за три года превратились в сжатые пружины, и они таки разожмутся, сметая самую одиозную сволочь. Она, эта сволочь, прекрасно понимает, что ее ждет, если Россия не даст им возможности смыться.

Никакие гарантии их не спасут. Даже если допустить, что нынешний президент попишет им амнистию, последующий ее обязательно дезавуирует прямо или косвенно и сволочь уйдет под пресс. Между прочим, если таковая амнистия состоится, то на следующих выборах это станет черной меткой для президента, подписавшего ее и билетом на кресло для его конкурента. Надеюсь, это всем понятно. В свою очередь, боевики это понимают и будут вкладываться в именно в процесс переговоров, а не в реализацию договоренностей. Завершение переговоров – приговор.

Именно по этой причине только военное решение сможет окончательно поставить точку в этой войне. Таким образом, следует понять важный аспект, который все более явственно проступает в последние пару месяцев. Примерно до лета-осени 2016 года сам процесс переговоров в Минске был выгоден Украине в плане затягивания времени военной фазы операции освобождения. Достаточно сказать о том, что уровень переговоров в Минске – как бы важные деятели, как бы говорящие от имени. Грубо говоря, Россия там топырила пальцы, а наши – культурно их посылали, не нарываясь на большую драку. Ни одно решение, принятое в Минске, не имеет никакой юридической силы без соответствующего утверждения соответствующими органами власти. То есть Минск – переговоры ни о чем. Из них можно выйти так же легко, как из кабинки сортира. России было неудобно выходить оттуда потому, что санкции мягко, но неприятно сжимают горлышко, а мы не выходили из Минска потому, что альтернатива – военное решение, к которому мы были не готовы. Но вот с конца осени минувшего года Минск стал более нужен противнику, чем нам. Мы уже готовы к драке и с каждым месяцем эта готовность растет все более внушительными темпами.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 46 comments