andreistp (andreistp) wrote,
andreistp
andreistp

Categories:

Почитайте, как хорошо стало в армии при Шойгу

SUVeAXiS
«Не хочешь в наряд — плати, хочешь позвонить домой — плати». Правозащитники связывают волну самоубийств среди срочников с вымогательством в частях.
1 апреля в России началась очередная призывная кампания. В этот раз в армию призовут на 13 тысяч человек меньше, чем год назад, и на 10 тысяч меньше, чем прошлой осенью — всего 142 тысячи. В то же время правозащитники говорят об участившихся самоубийствах срочников, а основной проблемой, с которой сталкиваются новобранцы в частях, называют вымогательство.

7 марта примерно в 18:00 19-летний солдат Денис Хамидуллин заступил в суточный наряд на контрольно-пропускном пункте военного городка части № 47051 в Екатеринбурге. Около восьми вечера ему позвонила мать. «Они поговорили очень мало, на вопросы "как дела" и прочее он не ответил. Сказал, что все нормально, потом резко выключил телефон. Она перезванивать не стала», — пересказывает события того дня тетя солдата Фарида Алешковская.
В 23:50 дежурный КПП обнаружил Хамидуллина висящим на брючном ремне, привязанном к лестнице, сказано в постановлении о возбуждении уголовного дела (статья 110 УК — доведение до самоубийства). Дело завели 8 марта в 1:15 ночи. Спустя почти месяц в нем так и не появилось подозреваемых.
«Честно говоря, когда я пришла к следователю, я особо не увидела стремления расследовать это дело. Не знаю, по каким причинам. Они что-то делают, но до сих пор никто не установлен. Непонятно, какие следственные действия уже провели. Пока мне не говорят, кто допрошен», — говорит адвокат Елена Макарова, сотрудничающая с правозащитной организацией «Зона права» и представляющая родных погибшего солдата.
Хамидуллин был призван на службу 19 мая 2016 года; до демобилизации ему оставалось два с половиной месяца. В части, которая относится к войскам радиационной, химической и биологической защиты, он служил в должности водителя.
Тело солдата привез домой сотрудник похоронного бюро. «Молодой человек привез и сказал: "Правду не ищите, там все офицеры накануне 8-го марта был пьяные"», — вспоминает Алешковская. Она не верит в версию о самоубийстве и утверждает, что на шее Дениса не было видно следа от ремня: «Две шишки на лбу я сама видела лично, с обеих сторон. Левое ухо — багрового цвета. Потом шея — следов удушения там не было абсолютно, от веревки, от ремня должен был остаться какой-то след. Не было следа никакого. Но шея посередине от уха до уха была разрезана и зашита, это во время вскрытия типа они разрезали. Для чего — не знаю. Правый бок весь был в гематомах».
Адвокат Макарова пока не видела результатов судебно-медицинской экспертизы; она намерена ходатайствовать об ознакомлении с заключением.
С ноября Хамидуллин стал регулярно просить родителей и старшую сестру высылать ему деньги — от двух до пяти тысячи рублей. Сестре он рассказал, что если деньги не придут вовремя, ему грозят неприятности.
«Анонимно мне его сослуживцы сказали, что проблемы у Дениса были на службе: у него постоянно вымогали деньги, его постоянно избивали, — отмечает Алешковская. — [Это] продолжалось где-то с осени, с октября. Его сослуживец написал, что пришел новый ротный, и он установил свои порядки». Алешковской говорили, что ее племянника избивали контрактники. По ее сведениям, в части служили всего пятеро срочников, остальные солдаты там — контрактники.
Выполнять просьбы Дениса его родителям, живущим в деревне в Пермском крае, было нелегко. Мать — социальный работник — получает три-четыре тысячи рублей в месяц. «Всю свою зарплату она переводила сыну. Через каждые две недели она переводила по две тысячи рублей», — говорит Алешковская.
https://zona.media/article/2017/03/04/soldiers
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 177 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →